Тема бедности в рассказе Бунина «Молодость»

Главная » Культура и искусство » Тема бедности в рассказе Бунина «Молодость»

По сюжету произведения «Молодость» тема бедности то и дело выступает на передний план. Как писала В. А. Александрова в своей статье «И. А. Бунин»:

В свете окружающей обстановки семья Арсеньевых была не так уж бедна. К тому же семья была культурна и при всей растущей нужде, жизнь в ней «шла (все тем же поэтически-счастливым порядком, как и подобало это последнему и беспечнейшему потомку «друзей поэзии, мечтания, натуры» — и поэтической книги». Страсть к книгам во впечатлительном и мечтательном отроке развилась очень рано. Этому способствовала не только мать, но и воспитатель Алексея Арсеньева, человек очень разносторонний, талантливый, но неудачник.

И. А. Бунин

В «Жизни Арсеньева» он воплощен в образе Баскакова.

Чем больше беднел быт Арсеньевых, тем дороже он становился юноше…

Не только Лермонтов, но и Пушкин, Баратынский, Тургенев, Толстой юным Арсеньевым воспринимались вовсе не как книги. Некоторые из них были «подлинной частью моей жизни». Когда мать Арсеньева «с грустной и ласковой улыбкой читала ’Вчера за чашей пуншевою с гусаром я сидел’», Алеша, встрепенувшись опрашивал: «С каким гусаром, мама?..»

Ощущение своей бедности стало болезненным позже, при поступлении в гимназию, когда Алексей Арсеньев был помещен в семью Елецкого мещанина Ростовцева (в действительности его звали Бякиным)… Здесь в городе и в семье Ростовцева впервые соприкоснулся ребенок с бытом городского мещанства и на всю жизнь затаил неприязнь к нему. Нетрудно представить себе, каким волшебным праздником, граничащим со сном, были для ребенка редкие приезды в город отца, когда на один-два дня он переселялся из этой убогой обстановки в самую лучшую гостиницу города, где всегда останавливались дворяне. С каким восторгом обонял он запаху этой гостиницы, впитывал в себя услужливые улыбки лакеев, швейцаров, запечатлевал дежуривших у подъезда лихачей, какой восторг вызывала в нем широкая натура отца с его пусть безалаберным, но таким жизнелюбивым мотовством.

Да, это были два мира: мир, в котором жил Ростовцев — умеренный, расчетливый (с долгими — из-за экономии керосина — сумерками) и мир отца-прожигателя жизни — блестящий, феерический, с огнями, хрустящими салфетками, игрой хрусталей. Праздник длился только несколько дней, возвращение в мир Ростовцева, с темными сенями, капающим рукомойником в кухне, было срывом. Здесь, в городе, под действием этих резких переходов от света к тьме душа молодого Арсеньева и получила ту травму, которая долго мучила.

Быт Ростовцевых молодой Арсеньев отвергал со свирепой страстью подростка. Из протеста против Ростовцевых он даже чуть не стал членом какого-то кружка гимназистов-дворян, желавших держаться отдельно «от всяких Архиповых и Заусайловых». К счастью, случайные обстоятельства оборвали связь Арсеньева с этим «кружком». Но неприязнь к мещанству, к торгующему, деловому городу осталась в Арсеньеве жить долго.

Цит. по: В. А. Александрова. И. А. Бунин // «Новый журнал» № 12, Нью-Йорк, 1946.