Шота Нишнианидзе. Талант поэта

Главная » Культура и исскуство » Шота Нишнианидзе. Талант поэта

Поэт — по Пастернаку — не должен отличать победы от поражения.

Рассудительно? Нет, не только. Умно сказано. И не без горечи, настоенной на опыте жизни.

Умеющий дельно говорить, умеет и молчать к делу.

Культура Нишнианидзе не показная, истинная, душевная. Он легко сочетает плоды разных, друг от друга далеко отстоящих, ветвей одного дерева. Сократ и Швейцер участвуют у него в одной поэме. Страшный афоризм Ницше «падающего подтолкни» он сопоставляет с грузинской мудростью: «упавшему врагу помоги подняться». Он воскрешает зодчего Арсакидзе и окружает его воскрешенным народом: виноградарями, косарями, пасечниками.

  Детский фольклор. Украинский фольклор.

Шота Нишнианидзе

Мысль, пластика, мелодика в их единстве — цель усилий мастера. Но его усилия были бы тщетными, если бы не покоились на своеобразии, на индивидуальности, на природной одаренности.

Ветерок талантливости овевает вас при чтении стихов Нишнианидзе. Иногда это вешний ветерок, иногда — сильный и резкий ветер.

Эта талантливость видна и в том, как поэт чувствует себя в разных эпохах, в разных странах. Как он любознателен, — не турист, а коренной житель страны.

  История возникновения каблука.

Я во Франции родиться
Мог бы встарь, в веку веселом.
Я сумел бы пригодиться
Трем отважным мушкетерам.

(Перевод Г. Плисецкого.)

Он свой в более ранней эпохе французской истории, во времена «буйного Вийона». Он в Испании — вместе с Дон Кихотом. Или еще верней: Дон Кихот — это он.

  А. А. Кроленко о книжном деле и процессе чтения книги

Перекочевывая в другие эпохи и страны, Нишнианидзе склонен делать и обратное: приглашать века и народы в Грузию. Мы неожиданно и обрадованно видим, что на голове знаменитого идальго — «башлык имеретинский», что борода американского поэта Уолта Уитмена перепуталась с грузинскими травами. Привычное поэт делает непривычным, знакомое раскрывает незнакомыми нам сторонами. Так образ обретает глубину: «Откуда-то является рассвет, как девочка с корзинкой земляники, идущая из сказки сотни лет». (Перевод Н. Гребнева.)