Бунинская «Деревня»

Главная » Культура и исскуство » Бунинская «Деревня»

Лауреат Нобелевской премии порой едко отзывался о своей родине – советской России. Но ведь его родина не была изначально советской. В. Александрова писала:

С социалистом-революционером из крестьян, впоследствии небезызвестным писателем Иваном Вольновым, Горький познакомился еще до революции, на Капри, куда Вольнов приехал после побега из Сибири. Здесь в это время находилось много молодых писателей — Н. Олигер, Тимофеев, часто наезжал Бунин с женой. Много было в то время споров вокруг литературных новинок, разговоров о будущей неминуемой революции. Вольнов сам говорил мало, больше слушал и потом делился своими впечатлениями с Горьким. Очень угнетало Вольнова, что после крестьянских бунтов 1905 года в радикальной интеллигенции стало намечаться охлаждение к крестьянству, чувствовался испуг перед деревней. Вольнов понимал, что писать о деревне надо правду, но, усмехаясь и встряхивая тяжелой головой, он признавался, что сам с этой правдой «не в ладах», так как боится способствовать дальнейшему отчуждению интеллигенции от крестьянства… Особенно нравилась Волынову, но и «возмущала» Бунинская «Деревня»…

И. А. Бунин

«Сто лет» проживет не только «Захар Воробьев». Волновать будет вся та огромная крестьянская, провинциальная бунинская Россия, которая смутно чувствовала, что так дальше жить нельзя, что должно что-то произойти. Всегда будет волновать акварельная нежность бунинских красок, которыми он рисовал русскую природу и на ее фоне нищих людей, побирушек, бродяг, одинаково хватающих за душу и своей темнотой, и сердечной зоркостью своих чувств, и своеобразной глубиной своих мыслей. Навсегда останется бунинский язык, подслушанный художником у народа, но прошедший сквозь обработку собственного его сердца. Сколько тихих, лесных, прозрачно-звенящих словесных ручьев, неизвестно где начавшихся, донес Бунин до читателей! Вслушиваясь в эти, серебром звенящие, народные словосочетания, читатель вдруг останавливается, откладывает книгу, и перед ним оживают во всей своей неповторимости родные просторы. И в возникшей тишине сердца слышит он, как распускает хлебный рыжий жучек свою палевую юбочку и умирает человек, мудро глядящий в глаза смерти.

Цит. по: В. А. Александрова. И. А. Бунин // «Новый журнал» № 12, Нью-Йорк, 1946.